Как помочь больным коленями

История 1-ая: про утекание любви, широту души и гордыню

У нашего Виктора крупная четырехкомнатная квартира в Самаре, и в 3-х комнатах повсевременно бурлит жизнь. Сын Юрка уже кончает восьмой класс и интересуется знакомством с девченками больше, чем своим детским увлечением – моделями военных кораблей. Сам Витя, проф тележурналист, время от времени уезжает в командировки, и тогда его супруга Женя собирает на девичники собственных подруг. А когда у Жени ночные дежурства в поликлинике, тот тут уж Витя с готовностью предоставляет компаньонам и друзьям место для пивных вечеринок. Ну, а выходные эта семья с наслаждением проводит вместе – и за городом, и в спортивном центре, да и просто в кино. Образцовая, в общем, семья. И ещё у Вити есть мать. Мать живёт в четвёртой комнате старенькой квартиры сталинской постройки. Мать у Вити уже практически 20 лет парализована.

Многие годы пытаетесь вылечить СУСТАВЫ?

Глава Института лечения суставов: «Вы будете поражены, насколько просто можно вылечить суставы принимая каждый день средство за 147 рублей...

Читать далее »

Когда я в первый раз пришла в гости, Витя подвёл меня к кровати со словами: «Мать, взгляни, это моя питерская сотрудник Вероника, я для тебя как-то про неё говорил». Мне постыдно сознаваться, но я попыталась скорее из этой комнаты уйти. Лицезрела ли меня эта дама? Не знаю. Реакции не было никакой. И мне было неудобно и немного ужасно: «Вить, а мать осознаёт, о чём ты с ней говоришь?». «Не знаю, докторы уверяют, что обязана принимать речь, но у меня чувство, что она издавна уже замкнута в собственном отдельном мире, и нас не замечает. Но я, на всякий вариант, с ней немного разговариваю. Невелико ли что, может ей это помогает, — это Витя уже ведает на просторной кухне. — А в остальном всё чрезвычайно просто и монотонно. Утром подкармливаем, меняем памперс, крутим, протираем. Вечерком подкармливаем, меняем памперс, опять слегка меняем положение и протираем. С памперсами, кстати, на данный момент просто. А ранее, когда нужно было всё время пелёнки стирать, посильнее страдали».

НАШИ ЧИТАТЕЛИ РЕКОМЕНДУЮТ!

Для лечения суставов наши читатели успешно используют Sustalaif. Видя, такую популярность этого средства мы решили предложить его и вашему вниманию.
Подробнее здесь…

«А ты мать обожаешь?» – это я уже спрашиваю спустя время и по телефону. В лоб я таковой вопросец задать не смогла. «Обожаю, наверняка, — совсем без чувств отвечает Витя, — но лишь я обожаю ту мать, которая у меня в детстве была. А эта дама у меня с матерью не ассоциируется. Я осознаю, что та, что лежит на кровати, и есть моя мать (женщина-родитель по отношению к своему ребёнку), но душой я этого принять не могу. Но я помню мать и в память о матери ухаживаю за сиим неподвижным человеком». «А Юрка?» – задаю я новейший бестактный вопросец, и сама же осознаю его бестактность. Но Витя (мужское имя латинского происхождения, в древнеримской мифологии — эпитет богов Юпитера и Марса, в христианстве ассоциируется с победой Иисуса Христа над смертью и грехом) отвечает ещё размереннее: «А что, Юрка (разговорная форма мужского имени Юрий)? Когда Юрка родился, его бабушка уже несколько лет, как лежала. Юрка и не может судить, для него бабушки никогда не было, никаких колыбельных она ему не пела и притч не говорила».
Вот таковая история – любви (чувство, свойственное человеку, глубокая привязанность и устремлённость к другому человеку или объекту, чувство глубокой симпатии) и отторжения сразу. Обычна ли она? Об этом я спрашиваю у Светланы Владимировны Гутярь.

— Светлана Владимировна, какое решение все же разумнее: ухаживать за нездоровым родственником дома, или устроить его под присмотр экспертов в мед учреждение? Ведь ухаживать, не рассчитав сил души – это означает, загнать «собственного нездорового в его отдельный мир»?
-Я считаю, что ответ на этот вопросец очень личен для каждого отдельного варианта. Поглядите, что выходит: любая заболевание накладывает собственный отпечаток на личность нездорового. Любая заболевание просит собственного ухода – разной степени тяжести и трудности. Да и мы, родственники, каждый со своими психическими чертами, и у каждого из нас есть свои очень не обыкновенные и не легкие стороны нрава. И конкретно, исходя из этой совокупы, и стоит решать, как осуществлять уход за нездоровым, где и кому. Над этими вопросцами стоит чрезвычайно отлично подумать, взвесить все «за» и «против», до этого чем принять решение. Может быть, оно будет полное – кое-где можно управится своими силами, кое-где пользоваться услугами, огласим, сиделки.

У меня есть неплохая подруга, ей на данный момент около шестидесяти, она досматривает уже 4-ого родственника (Родственник — человек, имеющий родство с рассматриваемым человеком) за крайние двенадцать лет нашего с ней знакомства. Сначала это была ее мать, прикованная опосля инфаркта к кровати. Моя подруга ухаживала за ней без помощи других. Потом, опосля погибели матери, тяжко захворал ее отец и слег. Тогда подруга сообразила, что больше сама не в состоянии осилить уход за ним и в первый раз прибегла к помощи платных обученных сиделок, периодически клала отца в больницу, ежели этого требовала ситуация. Так на ее руках он и скончался. А через три месяца слегла ее свекровь. На данный момент она досматривает свекра, чрезвычайно нездорового человека, к ней на дом приходят медсестры, есть сиделка. Когда нужно, кладет старика в больницу.

Мне нравится в этой смелой даме то, что она, невзирая на собственный не простой нрав, чрезвычайно полюбовно, пристально и терпеливо относится к своим болящим родным,- читает им книжки, длительно посиживает у их кровати, делает массаж или просто разглаживает руку, ведает о том, что увлекательного с ней вышло. И при всем том, еще ведет активную жизнь: помогает проектировать и строить храмы, расписывает детские комнаты в больницах, посещает курсы, занимается творчеством. Еще раз желаю отметить, что моя подруга (личные бескорыстные взаимоотношения между людьми, основанные на общности интересов и увлечений, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи; предполагает личную симпатию, привязанность и) человек далековато не безупречный, имеет свои трудности нрава, но вот что любопытно, конкретно уход за нездоровыми стариками делает ее размереннее, сглаживает все «ухабы и рытвины» ее нрава.

Есть у меня и иной пример, когда я сама порекомендовала одной собственной клиентке найти мать в личный дом сестринского ухода. Поверьте, отдать таковой совет для меня (фамилия) совершенно не просто, быстрее даже чрезвычайно трудно. Но, исходя из событий жизни этих 2-ух дам, таковое решение оказалось наименьшим из всех зол. Дочь не управлялась с заболеванием матери, что ее просто выматывало, делало их общение острым и нервным, недопонимание и неприятие меж ними возводило высшую и крепкую стенку. А сейчас все несколько поменялось. Мама и дочь встречаются по выходным, дочь лицезреет, что мать получает проф уход, что мать в неплохом размещенье духа, незапятнанна и ухожена, а мать лицезреет заботу и настоящую любовь дочери.

Понимаете, основное, осуществляя уход, не забывать про то, что наши лежачие нездоровые больше всего нуждаются в нашем внимании и любви. Нуждаются в том, чтоб в них лицезрели личность, а не обузу и делему, они нуждаются в общении, приносящем им некоторое внутреннее спокойствие и равновесие, они хотят чувствовать, что их обожают, что они любимы.

Это не просто осуществлять, нам, ухаживающим. Чрезвычайно нередко вылезают на белоснежный свет детские упреки: а вот за мной-то, в детстве, разве так хлопотали? Не все могут совладать со своими обидами – но это мы на самом деле не управляемся с внутренней болью. Для того, чтоб осуществлять уход за нездоровым с любовью, нежностью и терпением, необходимо быть человеком определенной душевной широты и щедрости, а вот конкретно душевной широты и щедрости нам всем иногда так не хватает! И это беда не лишь каждого из нас – это беда всего общества. Поглядите, на данный момент (многозначный термин) целью социума является поиск легкости, облегчения жизни. Нынешнее общество – это общество потребителей, а ежели так, то уход и забота хоть за кем будут считаться некоторым препятствием в достижении хотимого, будут обузой и тяжким «крестом». Как таковой человек (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры) будет хлопотать о лежачем нездоровом? В лучшем варианте формально: давать лечущее средство и еду, полностью игнорируя при этом дружеское общение и проявление каких-то эмоций. А в худшем варианте в доме может поселиться злость, депрессия, обида, что невелико кому нужно даже в здоровом состоянии, а тем наиболее чрезвычайно вредоносно для лежачего нездорового.

Понятно, что люди, поступающие по-другому, «по-человечески», ощущают себя немного героями. Одна моя клиентка на днях произнесла чрезвычайно увлекательную фразу: «Мы собственных не кидаем!» Это она так прокомментировала то, что на данный момент ухаживает за нездоровой мамой и папой сразу, и при этом помогает в уходе за парализованной свекровью. Этой даме 30 5 лет, у нее есть семья, двое детей и работа. Она успевает все. Да, она выматывается, но она обожает собственных родных, и не согласна расставаться с ними, каких бы жертв от нее не требовал уход (за больными — это комплекс мероприятий, направленных на поддержание и восстановление сил больного и создание для него условий, способствующих быстрому выздоровлению, предупреждению и профилактике). Но при этом, в нашей с ней беседе, мне пришлось поставить ее перед пониманием того, кто для нее стоит за словом «свои».

Тут основное уместно распределить силы и свои способности, ибо, уйдя с головой в уход за родными старшего поколения, можно выпустить из виду поколение младшее. И таковым образом, муж и дети могут не попасть в категорию «собственных», и могут оказаться кинутыми. «Полное погружение» в уход тоже не есть здоровое состояние, таковым уходом можно «задушить» лежачего нездорового, перевоплотить его в «дитя маленькое и несведущее», что приведет к тому, что ухаживающий будет полностью игнорировать просьбы и желания нездорового, списывая на то, что, мол, лишь ему ведомо, что отлично, а что нехорошо. Я желаю огласить, что излишек так же нехорош, как и недочет. В уходе за нездоровым нам предстоит постоянно балансировать, стремясь к золотой середине, а по другому угрожает соскальзывание или к «арктическому холоду» формализма, или к «удушающей заботе» сверхопеки.

Тут дело в том, чтоб четко найти свои ценностные ценности («без чего человеком себя не будешь ощущать») и пределы собственных способностей и сил. Вы не замечали, как все устроено в этом мире естественно и согласованно? Ежели у вас маленький порог терпения, и воля развита слабо, то наверное вы обладаете кое-чем иным, что посодействует вам в уходе за вашим нездоровым родственником. Это может быть просто высокооплачиваемая работа, к примеру, или способность стремительно восстанавливать свои силы. Таковая работа, как и отданная способность (это свойства личности, являющиеся условиями успешного осуществления определённого рода деятельности), отдаст вам возможность открыть рабочее место по уходу за вашим родственником, что само по для себя решает неувязки сходу пары человек: вас, вашей семьи, нездорового родственника и той медсестры, что нуждается в таковой вот работе. Но ежели у вас нет этих способностей, то наверное есть остальные — поверьте, мир устроен чрезвычайно уместно, и ежели Господь дает вам испытание, то Он и дает вам поддержку, ресурсы и способности, чтобы вы преодолели это испытание. Но для этого вам предстоит принять делему, и уместно подойти к ее решению, основываясь при этом на познание собственных ценностей и себя самого.